Автор Тема: Леонид Собинов – шесть забавных историй из жизни певца  (Прочитано 227 раз)

Оффлайн meq

  • VIP
  • ***
  • Сообщений: 421
  • Репутация: +8/-1
  • Как много тут хорошего
    • E-mail
    • Личное сообщение (Оффлайн)
 Леонид Собинов – шесть забавных историй из жизни певца


145 лет назад, 7 июня 1872 года (26 мая по старому стилю), в Ярославле родился знаменитый оперный певец, один из крупнейших представителей русской классической вокальной школы Леонид Витальевич Собинов. Город чтит память своего выдающегося сына: в областном центре есть улица Собинова, на которой расположен дом-музей певца, его имя носит Ярославское музыкальное училище, а напротив областной филармонии установлен памятник Леониду Витальевичу.
Собинов — одна из самых «забронзовевших» фигур пантеона земли Ярославской. Между тем, это был живой человек, сложный и многогранный. Есть темы и ситуации, которые делают образ певца более живым и объёмным, чем покрывший его за десятилетия хрестоматийный глянец. Мы решили обратиться к тем эпизодам биографии Леонида Витальевича, в которых он менее всего похож на памятник самому себе.

Как адвокат Плевако предсказал Собинову будущее

Однажды в доме знаменитого московского адвоката Федора Плевако был устроен благотворительный концерт. Представляя очередного выступающего, хозяин заявил: «Сейчас будет петь не солист театра, а мой помощник. Зовут его Леонид Собинов. Если быть откровенным, не было ещё дела, которое он бы не проиграл... Но голос! Вот обозлюсь на эту бездарность и прогоню его в оперу».


Ради красного словца Федор Никифорович не пощадил репутации своего подчинённого. Шутка получилась ядовитой и несправедливой. На самом деле помощник присяжного поверенного Собинов делал успехи не только на сцене, но и в юридической практике.

В частности, он очень грамотно вёл процесс по иску двух крестьянок к Московско-Брестской железной дороге в связи с гибелью их мужей-извозчиков, раздавленных при разгрузке вагонов. Дело было непростое, требовало хорошего знания гражданского права. Владельцы дороги подключили все свои связи ради того, чтобы уйти от ответственности. Однако Собинову удалось не только выиграть процесс, но и добиться возбуждения уголовного дела против ответчиков.

Тем не менее, Леонид Витальевич всё ещё сомневался, не в силах сделать окончательный выбор между оперной сценой и ареной судебного заседания. Вот что он сам об этом писал в 1897 году:

«Стоит только накопиться трудной и неприятной работе по адвокатуре, как я уже начинаю мечтать о том, что, пожалуй, сцена — мое единственное призвание.... С рвением бросаюсь тогда к оперным клавирам, и вот здесь какой-нибудь трудный речитатив или плохо удающиеся ноты, часто случайное отсутствие дыхания или голоса начинают возбуждать во мне сомнения в моих способностях быть хорошим артистом. Случись к этому выиграть дело, преодолеть пугающую юридическую трудность, и опять берёт верх сознание, что в адвокатуре я, пожалуй, больше на месте».

Сомнения не оставляли его ещё долго. Когда Собинову предложили вступить в труппу Большого театра, он заключил договор, в котором был пункт о разрешении одновременно заниматься адвокатской практикой в течение двух лет. По прошествии этого времени все сомнения отпали. Победила опера. Шутка адвоката Плевако оказалась пророческой. Правда, прогонять Собинова не пришлось. Он ушёл сам.

Как Собинов с Шаляпиным гонорарами мерялись

Эту историю поведал в своих воспоминаниях последний директор императорских театров, возглавлявший их с 1901 по 1917 год, Владимир Аркадьевич Теляковский.

В первый же год поступления в Большой театр симпатичный тенор с чарующим голосом и благородными манерами завоевал любовь публики. Вокруг Собинова быстро образовалась «толпа поклонниц и поклонников, ярых собинисток и собинистов». Его популярность росла с каждым новым появлением на сцене. Вот почему окончание очередного контракта Леонида Витальевича всегда становилось в дирекции Большого поводом для беспокойства.
Будучи по своей природе человеком добрым и совсем не алчным, Собинов проявлял крайнюю неуступчивость, когда речь заходила о грядущем гонораре. Его размер был для певца вопросом самолюбия, точнее, профессионального самоуважения. Леонид Витальевич довольно быстро обогнал по доходам всех оперных артистов Петербурга и Москвы. Только Фёдор Иванович Шаляпин по-прежнему получал больше него.
Собинов ревниво следил за растущим гонораром Шаляпина, тот, в свою очередь, живо интересовался ростом доходов Собинова. Сколько бы тенору ни прибавляли, бас неизменно требовал больше. Большой театр дорожил своими звездами. Дирекции оставалось одно: смиренно изыскивать способы удовлетворения их «гонорарной гонки».
В итоге и Леонид Витальевич, и Фёдор Иванович были вечно недовольны своими гонорарами и постоянно стремились заработать на стороне, в том числе за границей. Особенно удачливым по части зарубежных гастролей оказался Шаляпин.

Как Собинов стал оперным режиссёром

Конкуренция двух великих певцов касалась не только гонораров. Вот что рассказывает об этом Владимир Теляковский.
URL=http://radikal.ru/big/yggtzew92zku9][/URL]
В 1910 году Шаляпин решил сам ставить оперу. И не какую-нибудь, а «Фауста» Шарля Гуно. Узнав об этом, Собинов заявил, что тоже хочет режиссировать. Директору императорских театров ничего не оставалось, как согласиться. Единственное условие, которое Теляковский выдвинул новоявленным режиссёрам, – избегать столкновений с капельмейстерами. Для дебюта Леонид Витальевич выбрал оперу Джакомо Пуччини «Богема».
В своих мемуарах Теляковский честно признаётся, что мало рассчитывал на режиссёрские способности Шаляпина, а Собинова — и того меньше. «Собинов был тенор, Ромео, со всеми положительными и отрицательными качествами этого амплуа», – пишет Владимир Аркадьевич. Оперные режиссёры, узнав о намерении Собинова, тоже были обеспокоены судьбой его дебюта и обещали певцу всяческое содействие.
К счастью, опасения Теляковского не оправдались. Премьера «Фауста» в постановке Шаляпина прошла с большим успехом. Столь же триумфально была встречена «Богема» в постановке Леонида Собинова и Василия Шкафера. Вскоре после премьеры Леонида Витальевича избрали главой Московского филармонического общества.


Тему соперничества двух певцов не обошёл стороной Иван Александрович Бунин. Вот что он пишет в своём очерке «Шаляпин» из сборника «Под Серпом и Молотом»:

«В Москве когда-то говорили, что Шаляпин дружит с писателями в пику Собинову, который соперничал с ним в славе: говорили, что тяга Шаляпина к писателям объясняется вовсе не его любовью к литературе, а желанием слыть не только знаменитым певцом, но и «передовым, идейным человеком», – пусть, мол, сходит с ума от Собинова только та публика, которая во все времена и всюду сходила и будет сходить с ума от теноров. Но мне кажется, что Шаляпина тянуло к нам не всегда корыстно».

Как Собинов призвал Шаляпина к ответу

С Шаляпиным связана ещё одна история, в которой ярко проявились адвокатские наклонности Леонида Витальевича Собинова. Однажды накануне Нового года в Большом театре давали оперу Арриго Бойто «Мефистофель». Сразу после спектакля Фёдор Иванович в костюме и гриме главного героя кинулся на улицу искать извозчика. Певец торопился, а лошадь едва плелась, так что Шаляпин даже накричал на испуганного возницу.
Когда, наконец, добрались до места, пассажир принялся искать в своем театральном костюме деньги и, конечно, не нашёл ни копейки. Извозчик позволил себе отпустить ехидную шутку по этому поводу, чем окончательно вывел артиста из себя. Фёдор Иванович распахнул шубу, вскинул руки вверх и демонически захохотал на всю улицу.

Кучер перепугался, сани мгновенно скрылись из глаз. Шаляпин, довольный собой, пошёл к друзьям, среди которых был и Собинов. Вскоре он уже рассказывал им о своём приключении. Все дружно рассмеялись, только Собинов отчего-то впал в задумчивость и помрачнел. Спустя некоторое время он спросил Шаляпина, помнит ли тот номер извозчика? Фёдор Иванович удивился, и Леонид Витальевич всё изложил ему четко, как адвокат.
Он объяснил, что певец обидел и напугал простого беззащитного человека, лишив его заработка и праздничного настроения. А затем предложил Шаляпину найти извозчика, извиниться перед ним, возместить убытки и пригласить в театр, чтобы загладить вину. Тот согласился, и, как только певец нашёл деньги, вся компания отправилась на поиски извозчика.
Его нашли на одном из постоялых дворов в полуобморочном состоянии. Согласно наставлениям Собинова, Шаляпин извинился, вызвал врача, снабдил пострадавшего изрядной суммой денег и билетом на оперу со своим участием. Когда настал день спектакля, Леонид Витальевич заехал за извозчиком, привёз его в театр и опекал в течение всего представления.

Как Леонид Андреев отплатил Собинову за щедрость

«Его щедрость была легендарной. Киевской школе слепых он прислал однажды в подарок рояль – как другие присылают цветы или коробку конфет. Кассе взаимопомощи московских студентов он дал своими концертами сорок пять тысяч рублей золотом. И то была едва ли десятая доля того, что роздал он за всю свою жизнь нуждающимся. В одном лишь 1902 году он дал около пятидесяти концертов в пользу студентов. И это гармонировало со всей его творческой личностью. Он не был бы великим артистом, дававшим столько счастья любому из нас, если бы ему не было свойственно такое благожелательство к людям», — пишет о Собинове близко знавший его Корней Чуковский.
Отдельной статьёй собиновских расходов на благотворительность стали учреждённые им стипендии нуждающимся студентам. По словам Чуковского, в числе тех, кому финансовая помощь знаменитого певца помогла закончить образование, был будущий классик русской литературы Леонид Андреев.

Благодарность писателя за стипендию получилась очень своеобразной. В фельетоне «Москва. Мелочи жизни», опубликованном радикальной московской газетой «Курьер» в сентябре 1900 года, Андреев упоминает своего благодетеля в резко сатирическом контексте:
«...из-под пера его выливается пламенная статья о г. Собинове, отравившемся омарами, о поклонниках г. Собинова, жаждущих его исцеления, о новых условиях вознаграждения, требуемых г. Собиновым, концерте, который дал г. Собинов, о другом концерте, которого г. Собинов не дал, о третьем концерте, который г. Собинов даст или не даст, это как Бог ему на душу положит, о четвертом концерте...
Не отрицая связи испорченных омаров с божественным голосом г. Собинова и всей душой переживая ужас, который почувствовала вся Россия при страшной вести о трагической покупке, я затрудняюсь, однако, причислить этот прискорбный инцидент к числу тех наболевших вопросов нашей общественности, разработка которых давала бы публицисту чувство исполненного долга».
И далее: «Мягко журчащие речи о гуманности, божественные голоса гг. Собиновых, сладкие звуки песен и молитв исчезли бы для него в отчаянном вопле насилуемых, голодных, избиваемых».
От этих едких пассажей — всего один шаг до знаменитых строк Маяковского из стихотворения «Сергею Есенину»:
Ваше имя
       в платочки рассоплено,
ваше слово
       слюнявит Собинов
и выводит
       под березкой дохлой -
«Ни слова,
       о дру-уг мой,
                 ни вздо-о-о-о-ха».
Эх,
       поговорить бы иначе
с этим самым
       с Леонидом Лоэнгринычем!

Как Собинова пугали поклонники и поклонницы

«Во время арии, когда я её бисировал, с какой-то женщиной в бельэтаже случилась истерика. Это был первый случай в моей жизни. Могу сказать только, что это очень неприятно. Я чуть не сбился от неожиданности», — пишет Собинов из Одессы весной 1901 года. Адресат письма — актриса Малого театра Елизавета Михайловна Садовская, с которой у певца был роман, переросший затем в многолетнюю дружбу.

А вот ещё один нелицеприятный отзыв певца о поклонницах: «...на вокзале было скопление девиц, в меня бросали ландышами, рвали мне руки и т. д. – проделывали всё то, что тебе кажется так дико и на что я теперь смотрю более или менее равнодушно».
С триумфальным успехом выступив в итальянских операх перед искушённой миланской публикой, Собинов называет её «страшной аудиторией, для которой так священны традиции Scala и которая в том, что касается пения, не пропустит ничего».
В письмах, адресованных Елизавете Садовской, он писал: «Не бойтесь за меня: слава и успех никогда не вскружат мне голову— в этом моя сила. Я всегда вижу обратную сторону медали и никогда ничего не забываю, если дело близко моей душе».
Они переписывались до конца жизни и умерли в один год: она – в июне 1934-го, он – в октябре.

Александр Беляков
ЯРНОВОСТИ
06.06.2017 13:44:16
« Последнее редактирование: Июнь 15, 2017, 11:38:04 от meq »

 

Последние сообщения на форуме:

[Для компьютера] Re: Клавиатура для ношения на руке, идея, (мозговой штурм) от CurtisWaymn Сегодня в 06:33:17
[Экономика] Re: Потерянные миллиарды от CurtisWaymn Сегодня в 06:22:34
[Наука] Re: Новости науки и технологии от Новичёк Октябрь 17, 2017, 20:11:31
[Наука] Re: Новости науки и технологии от Новичёк Октябрь 17, 2017, 20:08:25
[Наука] Re: Новости науки и технологии от Новичёк Октябрь 17, 2017, 20:01:08
[Политика] Re: Информационная безопасность от Новичёк Октябрь 17, 2017, 19:56:29
[Электроника] Re: Конкурс-2017 от sunapex Октябрь 17, 2017, 11:44:15
[Политика] Re: Свобода в Интернете заканчивается от Новичёк Октябрь 17, 2017, 00:04:21
[Политика] Re: Информационная безопасность от Новичёк Октябрь 16, 2017, 19:35:56
[Наука] Re: Новости науки и технологии от Новичёк Октябрь 16, 2017, 19:32:59
[Экономика] Re: Криптовалюта от Новичёк Октябрь 16, 2017, 19:28:32
[Политика] Re: Свобода в Интернете заканчивается от Новичёк Октябрь 16, 2017, 15:11:11
[Наука] Re: Новости науки и технологии от Новичёк Октябрь 15, 2017, 23:51:59
[Windows. Обмен опытом] Re: Windows 10 от Новичёк Октябрь 15, 2017, 23:48:53
[Политика] Re: Государственное мракобесие от Новичёк Октябрь 15, 2017, 23:46:19
[Политика] Re: Государственное мракобесие от john Октябрь 15, 2017, 20:24:09
[Наука] Re: Скандал в "науке" от Новичёк Октябрь 15, 2017, 16:15:51
[Робототехника] Дуэль роботов от Новичёк Октябрь 15, 2017, 00:17:12
[Политика] Re: Государственное мракобесие от Новичёк Октябрь 14, 2017, 00:25:43
[Наука] Re: Новости науки и технологии от Новичёк Октябрь 13, 2017, 13:15:35
 Rambler's Top100